Что такое фантастика?

«Что такое фантастика?» – так называется книга известного филолога Ю. Кагарлицкого, который одним из первых (по крайней мере, в советском литературоведении) попытался ответить на этот вопрос. Проблема, кажется, не стоит не выеденного яйца, и любой мало-мальски образованный человек сможет решить ее, приведя в пример большое количество писателей, представляющих фантастическую линию в литературе. Это и Эдгар По, и Гофман, и Стивен Кинг, и Айзек Азимов – все зависит от предпочтений говорящего. Тут кто-то может вспомнить и сатиру Джонатана Свифта, и мрачные притчи Франца Кафки, и произведения сюрреалистов. – Постойте-ка,- скажут другие, – а разве Прометей и Курочка Ряба реально существовали? Значит, в копилку фантастики необходимо внести также мифы и сказки. И произведения соцреализма тоже в общую кучу – уж они-то с реальной советской действительностью 30- х не имели ничего общего.

В конце концов самые усердные буквоеды дойдут до мысли, что «Анна Каренина» вместе с «Преступлением и наказанием» являются чуть ли не самыми типичными образцами фантастической литературы. А ведь они действительно правы, и на планете Земля никогда не жили, не любили, не страдали Печорины, Онегины, Раскольниковы. Все они до единого плод воображения автора. Так что… Ну уж нет, это ни в какие ворота не лезет. Понятие фантастического должно быть срочно определено – что в конце концов и было сделано.

Определение начинается с выяснения важного пункта – любое искусство (в том числе и искусство слова) образно по своей природе, а значит, содержит долю вымысла. Литература – не фотография жизни и не ее точный слепок, это важно понимать. Другое дело, если то или иное произведение несет в себе элементы, сознательно нарушающие принципы жизнеподобия. Это уже можно назвать фантастикой. Таким образом, принято выделять несколько ступеней условности, первая из которых присуща всей литературе (и шире – искусству), а вторая только некоторым книгам. В них автор может создавать свой фантастический мир, а может и совмещать линии жизнеподобного и нереального, сверхъестественного. Однако даже описание самых, казалось бы, невозможных явлений всегда отталкивается от обыденного мира, в противном случае автор со своими идеями просто рискует остаться непонятым читателем.

Простое и в то же время всеобъемлющее объяснение стало прочным фундаментом для остальных исследований фантастики: выделения ее жанровых разновидностей (научной фантастики, сказки, литературы ужасов и т. д.) и поиска соответствующих элементов в творчестве отдельных писателей. К сожалению, понимание фантастики как нечто выходящего за рамки обыденного представления о реальном мире оставляет несколько нерешенных вопросов. Начнем с того, что представление о невозможном и фантастическом менялось у человечества на протяжении многих веков. Так, телевизоры, компьютеры и телефоны, к которым привык современный человек, у жителя бы Испании XIV века несомненно вызвали мысли о ведьмах и инквизиции. На этом любили делать акцент в работах середины ХХ века, предсказывая будущую исчерпанность научной фантастики, которая уже не сможет тягаться с реальными достижениями человечества.

Другая нерешенная проблема связана с так называемой мерцающей фантастикой, когда герой испытывает необычные видения во сне или в бреду. С одной стороны, это не соответствует данному определению, с другой – такие произведения, как «Нос» Н. В. Гоголя или «Песочный человек» Э. Т. А. Гофмана любой читающий человек не может не отнести к фантастике. И будет прав: подобные рассказы и повести эта неопределенность только украшает, служит способом выражения необычных творческих замыслов.

2

Автор публикации

не в сети 2 года

Admin

218
Комментарии: 0Публикации: 144Регистрация: 08-07-2017

Admin

5 Comments

  1. Фантастике в целом очень сложно дать простое, но всеобъемлющее определение, ведь она многогранна и состоит из множества видов. К примеру, мы не можем сравнивать футурологическую и фольклорную фантастику, они уж слишком далеки друг от друга и единственное, что их связывает — нереальность описываемых событий.
    Но ведь не всё, что описывается нереальным, это фантастика. Если так посмотреть, то даже описываемое бабушкой в милом бреду псевдо-воспоминание, которое уже и границы с реальностью потеряло из-за столь длительного нахождения в памяти, приобретает новые моменты, которые вовсе нереальны для описываемого события, это ведь тоже не фантастика.
    Поэтому очень сложно определить, что именно представляет из себя фантастика.

    0
  2. интересный взгляд. Хорошо, реальность субъективна. Но вымысел не всегда есть фантастика, мне кажется, она начинается тогда, когда нарушаются физические законы нашего мира

    0
  3. Я с Вами согласна, но не полностью. Ну посудите сами: физика сама иногда нарушает собственные законы, но фантастикой и магией от этого не становится. Вспомните хотя бы изобретение линз, тогда это был фурор. Или хотя бы адронный коллайдер, которому пророчили даже уничтожить Землю через открытие чёрной дыры, что тоже, по сути своей, фантастика и ещё какая) А всё оказалось простой физикой и химией, нарушившей существовавшие до этого законы: разогнанные частицы не разверзли Ничто и не высосали нас в Никуда)

    1
  4. Как по мне, так это понятие очень растяжимое, но при этом очень простое и понятное. Фантастика — это в первую очередь что нибудь выдуманное, не существующее в реальности.

    0
  5. А можно ли, собственно, вообще докопаться до сути? Фантастика была, есть и будет и смело вписывается в нашу реальную жизнь. Давно признана как жанр, причём не только в литературе, но в кино и изобразительном искусстве. Фантастика всегда будет будоражить умы человеческие и притягивать своей неестественностью, мифичностью, сказочностью. Просто природа наделяла и до сих пор наделяет некоторых людей особым воображением, и их буйные фантазии обретают реальные очертания.

    2

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.