Десятый и Тилла

1

Все называли его Десятым. Остальные девять солдат из его отряда штурмовиков погибли в кровавой бойне за планету Рэйю. Нельзя было отдавать эту цветущую планету проклятым тригидам — шестиногим зеленоватым существам, пожиравшим всё, с чем сталкивались. Не так много осталось в Галактике таких планет, идеально пригодных для жизни.

Ему долго в кошмарах снились зеленая масса, сдавливающая грудь и хруст своей левой руки. Впрочем, руку ему восстановили за два дня, спасибо армейской страховке. И он пошел воевать дальше, не оглядываясь, не давая себе передышки, без сожалений и раздумий, стараясь не вспоминать погибших друзей, не вспоминать себя прежнего. Хмурый небритый сержант, берущийся за любое задание.

Глобальные войны вскоре закончились. Остались мелкие конфликты и отдельные нарушения Межгалактического Соглашения. Десятый перевелся в полицию. Без отдыха с угрюмой решительностью гонялся он за контрабандистами, спал мало, был всегда в форме и другой жизни для себя не видел.

В то время как Десятый зарабатывал себе новые шрамы и звездочки на погонах, на отдаленной планете Лаас большеглазая девочка Тилла превратилась в прекрасную гибкую девушку. Она закончила начальное обучение и переехала от родителей в отдельную хижину, как и положено всем, кто достиг совершеннолетия. Родители хотели выдать ее замуж, но в деревне остались лишь старики да те, кто был не годен к военной службе. Остальные, соблазненные рассказами вербовщика Космического Флота, улетели воевать, да так и сгинули в бескрайних просторах галактики.

Как-то к Тилле подкатил хромоножка Кью, но не получив никакого ответа, женился на хохотушке Зухре. А про Тиллу стали говорить, что она странная, что хочет жить совсем одна, мало разговаривает и не приходит на совместные пения ригл в честь первого появления звезды Сьян.

Шли годы, девушка Тилла стала молодой женщиной, всё такой же прекрасной, но уже с маленькими морщинками в уголках глаз, появлявшихся, когда она улыбалась. Часто видели её сидящей у самой воды и любующуюся фиолетовым небом при двойном закате. Или на открытой веранде ее хижины, неспешно причесывающую большим гребнем свои длинные черные волосы.

2

В те сутки обстоятельства складывались неудачно. Видавший виды полицейский звездолет Десятого не мог набрать достаточную скорость, чтобы догнать контрабандиста, а, возможно, и беглого преступника. Откуда у преступников такие мощные машины? О, боже, у него еще и лазерная пушка! В последнюю долю секунды Десятый успел увернуться и удар пришелся по касательной. Но управление кораблем было потеряно. Десятый устало закрыл глаза и приготовился к самому худшему. Его звездолет входил в плотную атмосферу планеты Лаас.

Первое, что он увидел — большой черный глаз, изучающе глядевший на него в открывшемся люке. Затем появилось всё лицо молодой женщины. Он даже не помнил, видел ли когда-нибудь такие лица. Не было ни нарисованных бровей, ни накачанных губ, как у портовых красавиц.

Девушка помогла ему выбраться через запасной люк, и они побрели по мелководью к небольшому дому с открытой верандой. Всё это время они молчали. Молчали, когда она уложила его на лежанку, покрытую махровым покрывалом, обработала его разбитую голову каким-то раствором, принесла ему теплый чай. Она ведь не обязана была это делать, могла просто позвонить в службу спасения, но она делала это так естественно, как будто по-другому и быть не могло. Как будто этот небритый и не очень молодой мужчина ее близкий родственник.

На следующее утро она зашла в его комнату, поставила тарелку со съедобным тростником и заметив, что уже пришедший в себя мужчина хочет ей что-то сказать, села напротив него и спокойно сложила руки на коленях.

— Ты живешь здесь одна?
— Нет, тихо ответила она, — с тобой.

Он немного опешил, но не стал возражать. Они говорили на сугрике, общепринятом межгалактическом языке, который изучали в начальной школе на любой планете Содружества. Через пару дней Десятый услышал и местный мелодичный язык, его напевали жители деревни.

Вскоре весть, что у Тиллы живет сбитый полицейский разнеслась по округе. Десятого приглашали в другие хижины, где он рассказывал о Великой войне, о погонях за преступниками восхищенным аборигенам.

3

Ему пришлось выйти на связь с начальством, после того, как рация в звездолете самонастроилась. Десятый взял сначала больничный, а затем и отпуск за свой счет. Странно, но ему не хотелось возвращаться на службу. У него было такое ощущение — как будто он спал, ему снились бесконечные бои и перестрелки, а затем проснулся и вокруг всё спокойно и мирно. Вдвоем с Тиллой они гуляли у кромки желтой воды, затем он помогал собирать тростник, а по вечерам они пили чай на веранде, наблюдая закат.

Однажды появился дрон-ремонтник, с тихим свистом облетел звездолет Десятого, сканируя его и примерно за один земной час восстановил потрепанный корабль. Десятый хмуро наблюдал за его работой.

Мужчина занялся небольшим ремонтом дома — починил роликовое крыльцо, заделал жидким песком щели от сквозняков, так, что-то еще по мелочи. Эта хижина напомнила ему, что и него есть дом на Земле, дом, в котором жили его родители, умершие так давно, и его младший брат, сбежавший на войну вслед за ним и через две недели разорванный в клочья случайным снарядом. Он не всегда был Десятым, у него было имя, было детство и, наверное, были мечты, но он уже не помнил какие.

Он даже попытался рассказать Тилле о Земле, но рассказ получился путаным, мужчина сбивался и переходил на земной язык, которого Тилла не понимала, но улыбалась и кивала головой. Тогда Десятый побежал в звездолет и вернулся с голографической картой Содружества Галактик, на которой нашел Землю и показал ее девушке.

Она взглянула на карту, затем на посветлевшее лицо этого обычно мрачного немолодого мужчины и плавным жестом дотронулась своей ладонью до его щеки. Он взял ее руку в свою и прижался к ней губами. Раньше он никогда не целовал руки женщин. Теперь же это получилось само собой.

4

Отпуск Десятого закончился, но он решил не возвращаться на службу. В нем что-то переменилось. На военную пенсию он сможет скромно жить в своем небольшом доме на Земле. Конечно, жизнь предстоит не сладкая. На Земле и раньше было трудно, а за двадцать лет вряд ли стало легче. Чистая вода осталась лишь в глубоких скважинах. А зимой так холодно, что без термокостюма не выйдешь из дома. Десятый решил ничего не говорить Тилле. Сможет ли она понять? Она, никогда не покидавшая свой теплый рай на Лаасе. Да, по правде говоря, мужчина и не знал, как сказать ей что улетает. Прощаться он не умел.

Десятый уже сидел в кресле звездолета, готовый к старту, как что-то заставило его выйти и пойти сказать «до свидания» молодой женщине, приютившей его и сумевшей стать ему близким человеком. Раньше он никогда не колебался и не менял своих решений, определенно он изменился.

Она ждала его на крыльце.

— Тилла, прощай. Я улетаю.
— Прощай?

— Да. У вас принято прощаться с близким людьми?
— Нет, — тихо ответила она, — с близкими людьми не прощаются.

Они помолчали.

— Я решил вернуться на родную планету.
— Знаю, — промолвила она.

— Ты знала, что я улетаю на Землю?
— Нет, — тихо ответила она, — знала, что мы улетаем на Землю.

Автор О. Гурбик

3

Автор публикации

не в сети 2 месяца

О. Гурбик

42
Россия.
Комментарии: 2Публикации: 14Регистрация: 25-07-2017

О. Гурбик

2 Comments

  1. Такой прекрасный романтический рассказ. Человеку вообще бывает очень сложно обрести покой, тем более пройдя войну. Этот ужас всегда преследует, так как смерть не проходит бесследно. А найти родного и близкого человека, с которым хорошо, спокойно, с которым ты чувствуешь себя собой и в своей тарелке, это почти чудо.

    0
  2. Фантастика здесь в том, что любовь не пришлось искать ни Тилле, ни Десятому — она сама нашла их. Одинок ли ты, нелюдим, печален или же замкнут — в мире все равно найдется человек, которому ты станешь дорог. Ну, или во Вселенной. Нужно только не терять надежду и не тратить свои чувства на тех, с кем не сможешь быть счастливым.

    0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.