Одержимость

«Я видел этот сон несколько раз. Мой двор, поздний летний вечер, темно, тепло. На улице необычно многолюдно. Вот так в детстве мы гуляли допоздна со своими родителями, потому что с родителями можно и допоздна. И вот по чёрному звёздному небу проплывает армада космических кораблей. Они огромны, переливаются красочными огнями, или чем они там могут переливаться. Будто перелетели из бесчисленных фантастических фильмов в мой сон. Их сопровождают совсем маленькие корабли, похожие, разумеется, на рыб прилипал. И звучит музыка, таинственная, давящая, жуткая. Мы смотрим и понимаем, что теперь всё в нашей жизни будет по-другому, иначе и быть не может. Ведь мы увидели нечто сокровенное, истинное, абсолютное. Это даже не контакт и тем более не покорение, это констатация. Ну, вот и всё, вот и мы!

Наверное, внутри кораблей их экипажи перебегают от иллюминатора к иллюминатору, чтобы рассмотреть побольше землян и их достопримечательностей, а может пилоты бесстрастно сидят за штурвалами и им дела нет до копошащихся внизу обитателей планеты. Или корабли беспилотны и направлены разведки ради. Но тогда к чему эта роскошная показуха? И музыка… Музыка, безусловно, земная, наша, возможно она звучит только в моём сне, в моём воображении, а наяву всё будет строже, без лишних звукоизвлечений. Мне нравится мой сон, я хочу видеть его ещё и ещё. И совсем неважно кто и откуда прилетел, с какой целью, главное, что прилетел и прилетел именно к нам. И пусть жутко, пусть необычно, пусть несёт необратимые перемены, зато это безумно интересно».

Закончив читать, Олег понял, что произвёл впечатление.

— Превосходно, — сказала Света, — у тебя определённо талант, тебе нужно писать.

— А я итак пишу, — ответил Олег с напускной сконфуженностью. — Я действительно видел этот сон два или три раза ещё там, на Земле.

— Пойдем, пройдёмся? — предложила Светлана.

Они вышли из дома, в котором жили вдвоём и пошли по дороге, насыпанной вдоль леса Призраков.

— Света!

— Да, Олег!

— Мне кажется, что ты чересчур строга и холодна со мной, а мне так хочется тепла и доброты, особенно здесь. Эти духи выведут меня из себя. Тебе не кажется, что они окончательно обнаглели?

— Не обращай внимания, им нелегко, да и слово «обнаглели» они не поймут. Для них не существует почти ничего. Уж времени и пространства, во всяком случае, точно. Вот этот симпатичный малый увязался за нами. Кажется, я ему понравилась и в это же самое время он наводит ужас на жителей какого-нибудь старенького дома на Земле.

— Почему именно старого? — спросил Олег.

— В новых домах недостаточно накоплено энергетики, не намолено, так сказать, поэтому призраку проще проявиться в зданиях с историей.

— Торчали бы здесь, среди этих стволов и не дёргались. Нет, надо полетать повыпендриваться.

— Они одержимы, Олег, надеются найти на Земле успокоение, возродиться, вот и носятся в пространстве, как угорелые. У некоторых получается.

— Ну-ну, да сопутствует им удача, — с раздражением сказал Олег.

— Не злись, ты просто не привык, — ответила Светлана, — Лучше скажи, как тебе спится.

— Странно, — ответил Олег, — каждый отход ко сну, как погружение в кому. Хотя в коме люди и то, наверное, видят сны. Без снов трудно, я бы сказал непривычно.

— Привыкнешь, — сказала Света, — На Земле для многих людей сны — единственное светлое пятно в жизни, такой серой и беспросветно скучной. А здесь и без снов интересно. Вот научишься общаться с бестелесными, найдёшь подружку и узнаешь столько любопытного.

— На кой чёрт мне бестелесная подружка? У меня есть Марина.

— Пожалуйста, не поминай чёрта и прочих низших, духи этого не любят, для них все низшие слишком реальны.

— Да плевать я хотел, что они любят, а что нет. Я Марину люблю, хочу любить, неужели мы не можем снова быть вместе?

— Бестелесные неплохи, просто им не повезло в земной жизни, как нам с тобой. И они выбрали одержимость.

— Проще говоря, наложили на себя руки, — сквозь зубы процедил Олег.

— Да, ты всё верно понял, — ответила Света.

Некоторое время они шли молча. Олег вспоминал события того вечера, после которого оказался на этой планете или вернулся на эту планету. Многого он ещё не знал, да и, по правде говоря, не хотел знать. Столько всего нового вокруг, что Олег решил не суетиться и разбираться во всём постепенно.

***

А тот вечер поначалу был прекрасен. Весеннее солнце, рядом любимая женщина, воздух не то, что пахнет весной, а наполнен ею до краёв. Откуда на подмёрзшей дороге взялся тот грузовик? Не с неба же он свалился, в самом деле. Вот так часто случается на дороге. Пусто, никого, а стоит отвлечься на мгновение, перед тобой вырастает то человек, то автомобиль, как предупреждение. Но тот грузовик был не предупреждением, он был стеной, в которую Олег со своей любимой Мариночкой влетели на полной скорости. Живых после таких столкновений не остаётся. Олег и Марина поняли всё сразу, они стояли на обочине дороги, взявшись за руки, и смотрели на то, как приехавшие спасатели вынимали их изуродованные тела из того, что ещё 20 минут назад было их машиной. На то, как водитель грузовика ходил ошалело кругами и не мог вымолвить и слова. Как кто-то взял уцелевший телефон Олега и набрал номер его сестры, чтобы сообщить о случившемся, а они продолжали держать друг друга за руки и не знали, что делать. Говорить? А могут ли они говорить в нынешнем состоянии?

— Марина! — попытался сказать Олег.

— Да, Олег!

И они поняли, что общаются совершенно, телепатически, они видят полупрозрачные тела друг друга и понимают, что для окружающих людей они невидимы и мертвы.

— И что нам теперь делать? – спросил Олег и сам удивился тому, что обмениваться мыслями теперь для них так просто и понятно, будто они готовились к этому всю свою земную жизнь.

— Я даже не представляю, Олежек, — ответила Марина и заплакала.

Только слёз не было в её чудных глазах. Какие слёзы, если нет даже тел, а только некие лучистые субстанции: то ли астральные тела, то ли души. Да и какая, в сущности, разница, как это называют земные учёные.

— Прости меня, Олег, — сказала Марина, — Я погубила нас обоих, я погубила нашего ребёнка, которого мы так ждали, прости.

Олег, пытаясь успокоить любимую женщину, лепетал что-то про несчастный случай и про то, что никто не виноват. И лишь тогда вспомнил, что за рулём была Марина и что она, хвалясь, как ловко и бесстрашно управляется с вождением, разогналась до добрых полутора сотен и действительно стала виновницей их гибели. Впрочем, теперь это не имело значения. Марина внимательно смотрела, как её тело, которым она так гордилась, погружают, в этот ужасный пакет, и понимала, что произошедшее не сон и не бред. И нет возврата в жизнь, такую живую и азартную, несмотря на все её проблемы и нестыковки. Они пошли прочь, от этого места и не было ни малейшего желания оглядываться, говорить, сожалеть, поскольку всё это потеряло смысл перед тем непонятным состоянием, в котором они оказались.

Пройдя по аллее парка, как обычно многолюдной в тёплый весенний вечер, они остановились и долго смотрели друг на друга. Как хорошо, что они видят. Видят эти лица, эти тела, эти души, эти улыбки и эти волосы, эти руки и эти глаза. Они, было, подумали – а смогут ли любить как раньше? До самозабвения и до судорог. Ведь их физических тел нет, вернее они есть, но абсолютно безжизненны и их везут в морг, где их сделают ещё более безжизненными. Уж там это умеют. И в этот момент всё вокруг них померкло. Исчезла аллея, исчезли люди, и они увидели свет. Свет усиливался то удаляясь, то приближаясь, будто пульсируя, и образовал два тоннеля. Тогда Олег и Марина вспомнили и про Моуди, и про клинические смерти, и про все эти рассказы о жизни после жизни. Они не то что не верили в них, но думали об этом, как о чём-то далёком, нездешнем и совершенно не их. А у них есть жизнь, есть их любовь, есть их будущий малыш. И им нет дела до всех этих тоннелей и того, к чему они ведут. И вот теперь они стоят на пороге неведомого, и возврата нет. Но почему тоннеля два, ведь они так любят друг друга, так заботятся друг о друге и, конечно же, не расстанутся даже перед лицом вечности, какой бы всемогущей она ни была. А как же их ещё не родившийся ребёнок? Для него, что же не заготовили даже маленького тоннельчика? Олег и Марина почувствовали, что их начинает притягивать свет, манящий и манящий сильно. Они пытались держаться за руки, но их силы умерли вместе с телами, и сопротивляться возможности не было. Смотреть друг на друга, смотреть до конца, смотреть ради друг друга. Их мысли летели в унисон и перед тем, как они потеряли из вида такие любимые и знакомые черты, они успели сказать только одно самое главное – то, перед чем бессильно всё: «Я тебя люблю».

Олег нёсся по тоннелю, вернее его несло, он думал о Марине и был уверен, что она думает о нём. И свет поглотил его. На мгновение он потерял возможность видеть, так как выдержать этот свет не мог. «Интересно», — подумал Олег, — «Ведь я теперь тоже почти из света соткан, а, поди ж ты, – и меня можно ослепить. Да, вот уж действительно есть многое на свете, друг Горацио…» И вот свет растаял, Олег стоял возле выхода из тоннеля, который был вполне осязаем, его можно было потрогать. На ощупь стенки были пористыми, как шоколад. Олег оглянулся. Чем дальше, тем очертания тоннеля были всё более размытыми, и в конце мерцал свет вовсе не манящий и не влекущий. Олег понял, что там осталась его жизнь, его любовь, его друзья. «Нет, стоп! Любовь всегда будет со мной», — подумал Олег. Я, конечно же, найду Марину, и всё будет как прежде. Нет, как прежде, наверное, не получится, но возможно будет ещё лучше. С этой мыслью Олег сделал шаг и вышел из тоннеля на свет, а точнее ступил на залитую светом поляну. И вдруг понял, что опять обладает физическим телом. Его, Олега, телом. Конечно, неидеальным, но вполне приличным, неплохо тренированным и таким притягательным для Марины и не только для неё. Но об этом лучше не вспоминать, — подумал Олег. Мало ли что, да и где я собственно нахожусь. Может это вообще всё сон. Я ляпну что-нибудь лишнее, а женщин, их хлебом не корми, дай ухватиться за ерундовый повод и начнётся…

Через поляну шла насыпная дорога, и Олег пошёл по ней, не зная почему, куда, но не стоять же на месте. Навстречу попадались редкие прохожие. С виду – обычные люди, как на земле. (Олег был уверен, что он на другой планете или в другом измерении). Наконец он собрался с мыслями и с духом и спросил у поравнявшегося с ним пожилого господина:

— Извините, почтенный, а где я нахожусь?

— Вы, наверное, новенький? — улыбнулся мужчина.

— Ну…, подозреваю, что да.

— Не волнуйтесь, — сказал мужчина, — к Вам подойдут и всё объяснят, пока гуляйте и отдыхайте.

Олег, восприняв ответ мужчины как должное, продолжил идти по дороге. Вскоре слева начался лес. Деревья в нём росли достаточно редко, подлеска почти не было. Но, что сразу потрясло Олега, среди деревьев передвигалось, не ходило, а именно передвигалось, как бы паря в воздухе, изрядное количество прозрачных тел. Вот, мы с Мариной, когда погибли, стали такими же; но сейчас я опять, как прежде, твёрд и прочен, возможно, пуще прежнего. А они – такие невесомые, светящиеся, парящие и, судя по всему, уже довольно давно здесь, так как носятся по воздуху уверенно, даже вроде со знанием дела. Некоторые, обратя внимание на Олега, попытались приблизиться к нему, но Олег интуитивно отпрянул, продолжил идти по дороге в задумчивости. К нему подошла женщина, она была одета совершенно поземному и была очень хороша собой. Он отметил про себя, что её фигура сильно напоминает фигуру Марины. А он так любит её, то есть Марину, ну и фигуру, конечно, тоже. И никогда не забудет, даже если больше не увидит . Женщина представилась Светланой и сообщила, что Олег находится на планете Хатхор, куда попадают земляне после своей смерти. Что-то вроде перевалочного пункта, а она его проводник и поможет ему.

***

— Олег, — сказала Света, — все люди делятся на две большие группы: те, кто покончил с собой и те, кто прожил свою жизнь до конца. В каждом человеке с рождения заложена программа. От человека зависит, по какому пути он пойдёт, как будет распоряжаться шансами и возможностями, но программу нужно выработать, она дана нам для этого. И жить нужно не только для себя, ведь твоя программа касается огромного количества окружающих людей. И твои действия или их отсутствие влияют на жизни близких и дальних, а возможно и на судьбы мира. Возможно водитель, задавивший пешехода, переходившего дорогу в неположенном месте, спас людей от маньяка, способного погубить десятки женщин, а одна из этих женщин произведёт на свет будущего гения или главу государства. А если этот водитель, поддавшись сиюминутной слабости, шагнёт, скажем, в окно, маньяк останется жить, сделает несчастными массу людей. Не родятся те, кто должен был родиться, и история пойдёт по другому пути, возможно лучшему, а возможно совсем наоборот. Поэтому те, кто расстался с жизнью добровольно, наказаны. Они лишаются своего физического тела и становятся одержимыми. И вынуждены вновь искать возможность для возрождения на земле, чтобы искупить вину, поскольку исправить ошибки уже невозможно. Они стали историей земли, которую мы все так любим.

— Это что-то вроде игры, — спросил Олег.

— Да, только у этой игры не бывает реванша, возможно только продолжение.

— Ну а что с нами?

— А мы своё отыграли и перешли на новый уровень. Во Вселенной столько планет, что возвращаться на землю нет большого смысла. Это удел одержимых. Зачем повторять однажды пройденное? Но если очень — очень хочется, ради Бога, это можно устроить. Поначалу большинство хочет вернуться. Ведь там осталось столько всего: незаконченные дела, любимые люди, непройденные дороги, неисправленные ошибки. Но, как только они видят перед собой перспективу пожить где-нибудь в поясе Ориона, а там столько чудных планет, одна рыбалка на озёрах Нейта чего стоит, то земные заботы отчего-то становятся такими мелкими и суетливыми.

— Света, меня сейчас рыбалка на Нейте, волнует меньше всего. Главное, где Марина и что с нашим неродившимся ребёнком.

— Мы обязательно попробуем найти твою любимую, хотя это будет непросто, народу как никогда много, часто возникает путаница. Здесь, на Хатхоре, всё почти как на Земле.

— Кстати, а как мы сюда собственно попали с Земли? Что это за тоннели?

— Слышал про червячные дыры, про теории Хоккинга? Вот эти тоннели и есть подобие этих червячных дыр, только посовременнее. Вселенная огромна, а с их помощью мы сокращаем путь и почти мгновенно переносимся в пространстве, ну и время, конечно, экономим.

Лес закончился, и они подошли к зданию, стоявшему на берегу реки и по форме напоминавшему цветок лотоса. Светлана сказала, что в нём находится информация о жителях Земли, и здесь можно навести справки о Марине. Они вошли внутрь, где их встретила девушка – секретарь и, выслушав просьбу Олега, надолго погрузилась в банк данных.

— Вы знаете, Олег, — сказала она, подойдя, — не знаю, обрадует Вас это или нет, но Ваша жена, как бы это понятнее объяснить, в некотором роде жива.

— Как жива? – спросил Олег и в недоумении добавил, — и что значит в некотором роде?

— Ну, понимаете, её мозг умер, это точно, но сердце продолжало работать, и это обнаружили уже по дороге в морг. Сейчас она подключена к аппаратуре, которая поддерживает жизненные функции, её организма, и всё это ради вашего ребёнка, который должен родиться и жить, не смотря ни на что. Его жизнь очень важна для людей. Вы, возможно слышали, подобные случаи уже были в истории земной медицины, когда ради спасения ребёнка, поддерживали жизнь угасшего тела. Дети появлялись на свет и прекрасно себя чувствуют. Так что, если всё будет нормально, Вы станете отцом.

— Да, я читал о таких случаях, — сказал Олег, не веря до конца в возможность столь чудесного спасения их сына. Но ведь Марина, также как и я, отправилась сюда по тоннелю.

— Ну, иногда они возвращаются, то есть мы иногда возвращаемся, — ответила девушка, улыбнувшись. Ведь что может быть важнее рождения ребёнка, появления новой жизни? Это – главное и на Земле и здесь, на Хатхоре. Вы можете взглянуть на Вашу жену, только недолго, канал связи неустойчив и скоро закроется.

Девушка провела Олега в комнату, где на огромном экране, он увидел палату, напичканную всевозможной аппаратурой и кровать, на которой лежала его любимая Марина. Она была обвешена разными трубками и датчиками, но Олег, конечно же, узнал столь знакомое лицо и заплакал то ли от радости, то ли от грусти, скорее всего — от осознания величия происходящего.

На обратном пути Олег рассказывал Светлане, как они с Мариной любят друг друга, именно любят, а не любили. Как познакомились, как галантно он за ней ухаживал, как учил водить машину. Ему от чего-то было приятно поделиться со Светой своими чувствами и воспоминаниями. На Земле он бы не позволил себе этого, даже в разговоре с лучшим другом, поскольку был достаточно закрытым человеком и не любил впускать кого-то в свою личную жизнь. Сейчас же всё переменилось в его восприятии себя и окружающих людей, да и могло ли быть иначе. Марина же, напротив, с удовольствием делилась с подругами своими переживаниями, тем более они были столь приятны. И в тайне надеялась, что ей по-хорошему завидуют. Так и было, конечно. Все близкие и друзья Олега и Марины восхищались их парой, а уж когда стало известно об ожидании ребёнка, начали пылинки сдувать с влюблённых, некоторые порой даже перебарщивали в своём стремлении восхититься их счастьем.

Когда Светлана и Олег вновь подошли к лесу призраков, Света предложила: Давай зайдём? Видя на лице Олега нерешительность, она сказала:

— Ничего страшного. Бестелесные не причинят нам зла, да и не нужно им это. У них другие заботы.

И они вошли в лес. Множество прозрачных фигур кинулись к молодым людям. Но столь же быстро теряли к ним всякий интерес. Один очень пожилой призрак попытался изобразить из себя что-то очень страшное. Он издавал какие-то странные урчащие звуки, размахивал руками, пытался кидаться ветками и шишками с деревьев. Но понял, что впечатления не производит, хотя у Олега заметно поднялось настроение от вида этого уморительного зрелища. Несколько молодых девушек видимо решили изобразить то ли русалок, то ли эльфов, и начали водить вокруг Олега хоровод.

— Это симпатичнее, чем тот старикашка, — сказал Олег. Ты говорила, что существуют ещё низшие духи, а где они?

— Видишь в деревьях большие дупла? Пока светло они сидят там, а с наступлением темноты повылазят, и здесь будет по-настоящему жутко. Они не выносят дневного света, их время – ночь.

— Было бы интересно взглянуть, давай вернёмся сюда ночью, это неопасно?

— Большого вреда не будет, но экскурсия получится страшноватой.

— Решено! Ночью идём в лес, на свидание с кошмарами. Если нет возможности увидеть их во сне, будем пугаться наяву.

Лес заканчивался. Олег не сразу обратил внимание на молодую женщину, сидевшую на пне, она была столь же бестелесной, как и все вокруг. Подойдя ближе и машинально бросив на неё взгляд, Олег оторопел и, конечно же, сразу узнал. Это она – Марина. Он обошёл небольшое поваленное дерево и их глаза встретились. Олег стоял молча, ему хотелось полностью насладиться потрясением нечаянной встречи. Марина, поднявшись, сделала шаг на встречу. Она улыбалась, за эту улыбку Олег был готов сразиться со всеми обитателями здешних деревьев. Будь то черти, вурдалаки да кто угодно. Её глаза искрились счастьем, Олег тут же вспомнил их первый разговор, первый поцелуй, первую ночь, тот день, когда Марина сообщила, что беременна. Все эти события сопровождались этим взглядом карих глаз, будто сама любовь играла в них. Они подошли вплотную, но боялись прикоснуться друг к другу. Наконец Олег, поборов волнение, попытался взять Марину за руку, нет, он не мог её почувствовать. Она была прекрасна как прежде, но прозрачна и неосязаема. Её прикосновений Олег тоже практически не ощущал, лишь небольшое тепло касалось его щёк, губ и рук.

-Как ты здесь оказалась?

-Я летела по тому тоннелю, вышла и очутилась в этом лесу. Мне одиноко здесь, среди этих призраков я чувствую себя чужой, хотя такая же, как они. А эти бесята ночью повыскакивают из своих убежищ и устраивают такой шабаш и кавардак. Олег, забери меня отсюда, я хочу быть с тобой!

-Да конечно, конечно же, я заберу тебя любимая. Света, мы можем забрать Марину с собой?

Света стояла в стороне и наблюдала всю картину нежданного свидания.

-Да мы можем забрать Марину. Но ей нужно будет возвращаться в этот лес, что бы получать энергию от деревьев иначе она может иссякнуть.

-Кто может иссякнуть? Энергия? — спросил Олег.

-Энергия, — ответила Света. – А вместе с ней и Марина.

Всю ночь они сидели в гостиной их нового жилища и разговаривали о том, как устроен этот мир, кем он так устроен и почему. Светлана рассказывала о своей жизни на Земле и на Хатхоре. А в это время в лесу призраков бушевали нешуточные страсти. Повылезавшие черти устремились, кто на землю, кто на другие планеты, а оставшиеся принялись гоняться за добрыми призраками. Они знали, что им отведено немного времени и надо успеть покуражиться, поскольку настанет рассвет, их силы закончатся, и нужно будет прятаться, набираться энергии ведь зло не может длиться вечно. Но молодым людям было не до них.

Утром Олег и Света вновь отправились в знакомое здание у реки, оставив Марину в лесу. Им сообщили, что Марина стала бестелесной по ошибке и что-либо исправить можно только через возрождение на земле, поскольку все необходимые каналы иссякли и закрылись.

-Что нам делать? – спросил Олег.

-Я же говорила, что при большом желании можно вернуться на Землю. А уж Марине сам Бог велел, тем более скоро должен родиться ваш ребёнок.

-Идём скорее за Мариной, — сказал Олег.

-Не надо за мной ходить, я уже здесь, — отозвалась Марина. – Я всё же призрак и могу передвигаться быстрее вас. Она выглядела заметно пободревшей, насколько призрак может быть бодрым. Лес сделал своё дело — напитал энергией ослабший за ночь дух.

Они вновь увидели палату, в которой лежало тело Марины, и врачей готовившихся принять новорождённого. В палате летали духи одержимых готовых занять маленькое тельце и найти успокоение в новом человеке. Марине, а вернее её душе, предстояло выдержать непростое соперничество, ведь все призраки были порядком искушены в борьбе за возрождение, а она была неопытна и не могла рассчитывать, на чью-то помощь, всё надо было делать самой. Конечно, можно было в случае неудачи возродиться в другом теле. Но ведь это их ребёнок, это она — его Мать. И она ринулась на землю в эту палату к этому человеку и не один дух, каким бы одержимым он не был, не мог помешать ей. И с первым криком их сына она возродилась в нём, чтобы начать новый путь, чтобы прожить новую жизнь вместе с ним. Олег и Светлана, не дыша, наблюдали эту картину, и канал связи закрылся как всегда не вовремя. Олег ни о чём другом кроме возрождения на земле думать уже не мог. Ведь все кого он так любит там — и сын, и Марина, которая стала их сыном. Отказать Олегу не могли, его провели в комнату возвращения, где находился вход в тоннель. Он провёл рукой по стене, снова вспомнил пористый шоколад. И сказал Светлане:

-Давай прощаться!

-Прощай Олег! Хотя кто знает, может, глядя на вас, я тоже вернусь. Но нет, пожалуй, третий и в этой ситуации лишний. Махну лучше на Нейт, глядишь, моя судьба встретит меня там, а нет так в другом месте. Каждый человек должен встретить свою судьбу и неважно на Земле, на Нейте или Хатхоре, главное — не проглядеть и не упустить. Удачи!

Поцеловав друг друга в щёку, они расстались. Олег сделал первый решительный шаг, и, очутившись в тоннеле, почувствовал, как его начал притягивать свет. Его тело вновь стало невесомым и прозрачным. Он переживал знакомые ощущения лёгкости и безмятежности. Но, в отличие от первого раза, точно знал куда летит и к кому. Оператор возвращения направил тоннель по открывшемуся каналу связи в ту же клинику, где родился их сын, в соседней палате рождалась чудесная девчушка. У Олега был свой канал связи с землёй, была цель, ему было проще, чем Марине. И он возродился в этой девочке. И она закричала так сильно, что мальчик в соседней палате услышал её крик, узнал её и закричал в ответ. Они кричали от радости новой встречи, от радости новой жизни, приветствуя друг друга и обещая, что всё будет ещё лучше, обещая, заботиться друг о друге, обещая любить.

Они лежали рядом, два милых комочка новой жизни. Улыбались, забавно посапывая. И им было хорошо. Они дали друг другу слово, что как бы не развела их жизнь, сколько бы не прошло лет, но когда-нибудь они обязательно встретятся. И узнают друг друга. И соединятся их сердца, их тела, их души. Им поможет их любовь, поскольку она вечна. Она была, она с ними сейчас, и она вспыхнет с новой силой, когда они увидятся. И не смогут друг без друга, и так будет всегда.

Автор Евгений Березин

1

Автор публикации

не в сети 1 день

Евгений Березин

2
Комментарии: 0Публикации: 1Регистрация: 26-07-2017

Евгений Березин

One Comment

  1. Какой необычный и красивый рассказ. Понравился. Обнадеживает то, что после смерти ничего не заканчивается…

    2

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.